Мистер America’s Cup

Текст: Евгения Бакунова специально для MBY Русская версия
Фото: Евгения Бакунова

Этого человека в сообществе America’s Cup знают все. Во-первых, потому что он сам неоднократно участвовал в розыгрышах Кубка,и, во-вторых, потому что именно он почти 30 лет назад придумал и организовал Louis Vuitton Cup — регату челленджеров, победитель которой получал право на матч непосредственно за Кубок «Америки». Бруно Тробле ответил на вопросы о Кубке «Америки» и не только.

Получив образование в юриспруденции и PR, Бруно Тробле (Bruno Trouble) стал первым агентом Кубка, координатором гонок, и посредником между спонсорами и синдикатами. Символично, что с приходом Louis Vuitton в Кубке «Америки» закончилась эра господства американцев. Первый Louis Vuitton Cup состоялся в Ньюпорте в 1983 году и завершился победой австралийцев на яхте Australia II. Именно эта яхта впоследствии впервые в истории America’s Cup отобрала его у американцев.

— Что вдохновило Вас в детстве на занятия парусом?

— По-моему, я начал ходить под парусом раньше, чем просто ходить. Каждое лето родители вывозили меня в наш дом в Антибе, там вместе с ними я и начал ходить в море. Потом я занимался в яхт-клубе в Париже на реке Сене. С того момента сейлинг прочно вошел в мою жизнь. Затем я выступал на  олимпиадах (в классах «Летучий голландец» и «Соллинг»), гонялся в офшорных гонках. Мне было 23 года, когда в 1977 году я впервые принял участие в Кубке «Америки». Я  гонялся в составе команды Марселя Бика (Marcel Bich — один из основателей компании Bic прим автора). Позднее, когда Бик решил оставить кубок Америки, он  отдал мне все, что было у команды — лодку, тендеры, машины, и сказал, мол, теперь это твое — продолжай без меня. Но у меня не было денег на то, чтобы содержать лодку и на то, чтобы заплатить взнос, который платили челленджеры зв  участие в Кубке. Я подумал, что надо бы найти спонсора для регаты челленджеров. Louis Vuitton я хорошо знал, я позвонил президенту и уже через несколько часов получил его поддержку. Он выделил мне 250 тыс долларов на  проведение регаты, и в 1983 году состоялся первый розыгрыш одноименного Кубка.

— Что для Вас оказалось более значимым в парусной карьере?

— Конечно, Кубок «Америки» был для меня более важным и интересным. Но  Олимпийские игры я вспоминаю с теплотой, особенно Олимпиаду в Мехико в 1968г. Олимпийские игры тогда были любительскими и менее политизированными.
Сейчас Олимпийские классы находятся на по-настоящему профессиональном уровне, но они все равно менее популярны, чем любые другие парусные гонки. Я не знаю почему, но медиа-освещение олимпийских классов остается очень и очень слабым, а  ведь именно оттуда выходит большинство звезд.

— На Ваш взглад, популярность парусного спорта в мире снижается?

— Да, снижается. Но зато растет популярность круизного парусного яхтинга.  В парусном спорте слишком мало ясности, слишком много классов, слишком много регат, слишком много чемпионов. Этот спорт невидим для широкой публики, и ISAF не делает ничего, чтобы исправить ситуацию. Большой офшорный яхтинг тоже теряет былой имидж — достаточно посмотреть на Volvo Ocean Race: лодки постоянно ломаются и сходят с дистанции.

 

Кубок Америки America's Cup Louis Vuitton Cup Bruno Troble ©Eugenia Bakunova MainSail.Ru— Что Вы думаете о новом формате Кубка «Америки»?
— Кубок  «Америки» был всегда авангардом яхтинга, и конечно для Louis Vuitton Cup катамаранов AC45 недостаточно. Мы предпочитаем, чтобы в гонках было 5−6 больших яхт, чем 10−15 маленьких. Но создание этого «малого» класса я  считаю хорошей идеей. Благодаря AC45 мы имеем возможность более или менее подготовить публику. Да, нас критикуют за переход на катамараны, но Louis Vuitton считает это правильным и своевременным решением.

— В чем чем ошибки первых регат серии?

— Первые три регаты плохо освещались телевидением, было мало публики на  гонках. Неаполь стал переломным — люди наконец-топошли смотреть гонки. Я  вообще считаю Италию одним из лучших мест для Кубка «Америки», потому что здесь много страстных болельщиков. Регата в Кашкайше была первой, слабой по  организации. Сан-Диего был вообще ошибкой, на мой взгляд, а вот Плимут был выбран удачно по погоде, и прошло все хорошо.

— И там даже были капсайзы, и это особенно нравится зрителю…

— Я считаю, что капсайзы хороши только когда случаются редко. Очень редко. Если пять катамаранов из шести перевернутся, регата, считайте, сорвана…А в  матч-рейсе  это вообще отмена последующих гонок.

— Каков будет юбилейный Louis Vuitton Cup?

— По плану в июле следующего года мы уже будем тоно знать, кто выйдет на  старт Louis Vuitton Cup. Я думаю, будет не более 4−5 катамаранов класса AC72.
— Кубок амерки всегда был  регатой больших кошельков и больших амбиций. Зачем искусственно демократизировать то, что должно оставаться элитарным по определению?

— В современной ситуации оставить Кубок «Америки» как есть невозможно. Мы  используем быстрые катамараны, чтобы привлечь молодежь и надеемся, что благодаря именно высочайшему качеству трансляций America’s Cup мы сможем «зацепить» ее и пробудить интерес к парусу. Потому что парусный спорт надо популяризировать современными способами, иначе он просто умрет вместе в Кубком «Америки».

— Какой момент за всю историю Louis Vuitton Cup вам запомнился больше других?

— Конечно же гибель OneAustralia в 1995 году. Тогда не было прямых теле-трансляций, и я наблюдал за гонкой на локаторе. И вдруг одна из точек начала мигать и через минуту исчезла с экрана…

— Кто для вам яхтсмен всех времен и народов?
— Пол Элвстрем (пока единственный в мире четырехкратный олимпийский чемпион в парусном спорте — прим автора). Я гонялся с ним на одном из чемпионатов мира. Если говорить об офшоном яхтинге, то это Питер Блэйк и  Эрик Табарли.

— А где гоняетесь сейчас?

— В классах MUMM 30 и J80. Три года назад мы гонялись на чемпионате мира в  классе J80. Мы были самой взрослой командой со средним возрастом 63 года, минимум на 20 лет старше всех остальных. И мы заняли 12 место среди 85  экипажей.

Яндекс.Метрика