Мармарисский запой

Текст: Евгения Бакунова (c) MainSail.Ru
Фото: Евгения Бакунова (c) MainSail.Ru
 Среди отечественных яхтсменов продолжается процесс деления на два лагеря: на тех, кто ведет себя как «все русские» и тех, кто не хочет с ними иметь ничего общего. Сложившаяся картина не радует, поскольку «как все», в данном случае означает форменное свинство. Мне никогда не было так стыдно за своих соотечественников. И мне неприятно, что, видя неприглядное поведение моих соотечественников, обо мне будут думать, также как и о них. Надо ли делать что-то с этой ситуацией? Или ничего не делать и надеяться, что все решится само собой? И если делать, то что?

В конце октября — начале ноября в Мармарисе прошла традиционная Marmaris Race Week. В целом регата была на высоте, что, впрочем, здесь всегда было и, вероятно, будет. Это большая заслуга организаторов. С другой стороны регата вошла в новую фазу — количество российских экипажей превысило даже количество турецких. 28 экипажей — это треть всей регаты. Радости от этой популяризации яхтинга нет.

Проблема начинается с обычного пьянства. Печально, но факт — большая часть российских экипажей, приехав в Мармарис, на спортивное, в значительной степени, мероприятие, провела все дни в чудовищном даже по российским меркам пьянстве.

На Мармарисской регате это свинство, поверьте, переходило все мыслимые границы. Наши соотечественники, приехавшие из разных городов страны, были брутальны и дики. Они не только пили. Это, в конце концов, можно делать тихо, никому не мешая. Но наши пили громко. И круглосуточно. Ломились на чужие лодки, портили имущество, кидали горящие окурки в чужие лодки. Ночами плохо и громко пели песни, не давая спать соседям.

Понятно, конечно же, пили не все 100% русских. И не все себя так вели и т.д.

И конечно нельзя забыть «фестиваль на воде», после отмены пятой гонки. Пока все остальные экипажи спокойно ждали решения судей, некоторые из российских, в неприличных выражениях и во весь свой неслабый голос кричали о своих чувствах к соперникам и намерениях всех, скажем так, победить. Прыгая в воду с пивом и размахивая российским флагом. Вакханалия в этот день достигла апогея. Подозреваю, что не все иностранные зрители такое видели впервые, и поэтому заранее старались держаться в стороне, Но не тут-то было! Наши отлично плавают, даже если много пива, и даже если после водки! Поэтому девушки, тихо купавшиеся у яхты Ganim, увидев плывущих к ним гонцов, поспешили покинуть воду, красноречиво тараща глаза. Короче, знай наших!

Еще одна история. Трагичная. Во время регаты умер человек, россиянин. Это было печально. Весь день представители марины, чартерной компании и просто случайно оказавшиеся рядом люди решали вопрос об отправке тела на родину. Тем временем большинство друзей умершего (люди с его лодки, по крайней мере) квасили. К ночи, когда все формальности были решены и, в марину приехал автомобиль с телом, эти люди уже с трудом стояли на ногах, размахивая неслабой бутылкой виски. Надо ли говорить, какое впечатление о русских или о русских яхтсменах сложилось в тот момент у очевидцев этой весьма некрасивой сцены.

Я понимаю, что везде есть люди плохие и хорошие, пьющие и непьющие. Но такая дикость свойственна, по-моему, только нашим. Уж в яхтинге, это точно.

Мне никогда не было так стыдно за своих соотечественников. И мне неприятно, что, видя неприглядное поведение моих соотечественников, обо мне будут думать, также как и о них.

Поговорив на эту тему с культурными яхтсменами, я услышала три принципиально разных мнения на этот счет.

Мнение первое

«Я больше не хочу общаться и ходить в плавания с русскими яхтсменами. Ни в одном экипаже, ни рядом лодками. Да и желательно, чтобы в марине их тоже было поменьше, если совсем без них нельзя».

Мнение второе

«Я — это я, а они — это они. Что тут поделаешь».  — А будешь участвовать в Marmaris Race Week, если российских экипажей здесь станет еще больше? — «Нет, пожалуй, не буду».

Мнение третье

«Я отношусь к этому спокойно. Люди прекрасно понимают, кто ты, приличный ли ты человек. А дикие, возможно, со временем сами поймут, что дикие. А если сами не поймут, то насильно в них это не заколотишь».

Некоторые наши экипажи в ситуации, когда могут встретить в марине соотечественников, предпочитают помалкивать и переходят на английский.

Мнения несколько отличаются друг от друга, но одно совершенно очевидно — никого сложившаяся картина не радует и явно существует два полюса российского яхтинга. Есть вопрос. Надо ли делать что-то с этой ситуацией? Или ничего не делать и надеяться, что все решиться само собой?  И если делать, то что?

Ходят слухи, что организаторы Marmaris Race Week обсуждают возможные меры по ограничению этого безобразия. Как это можно сделать непонятно, но сам факт появления этих слухов вполне красноречив.

Вот  ездили эти дикие люди раньше в отели, гудели, квасили, ломали мебель, выпадали из окон. Теперь стало модным ходить на яхтах. Картина повторяется. Может быть, яхтинг перестанет быть таким модным, и этим людям больше понравится что-то другое, например, летать на дельтапланах? Может, тогда в яхтинге останутся только приличные люди?

Никто не предлагает на яхте совсем не пить, это входит и в мировые морские и в яхтенные, в частности, традиции. Но это уже нечто совершенно иное (с).

Вчера я получила письмо от капитана и владельца яхты Canim, Эта яхта некоторое время стояла рядом с русскими и, ее интернациональный экипаж в непосредственной близости мог наблюдать за «российским «фестивалем». На Canim тоже выпивали — ледяное шампанское, тихо, спокойно, и из соответствующей посуды.

Так вот, в письме капитан Canim пишет: «Приезжай летом на регату в Геджек, я познакомлю тебя с нормальными людьми».

Яндекс.Метрика