Как нельзя ходить в море, или греческая «одиссея»

MainSail публикует рассказ Ивана Глазачева о его опыте путешествия на чартерной лодке в Греции. Незадолго до этого автор прошел курс обучения в школе Club Sail Sea School RYA на Канарских остовах и получил сертификат Day Skipper. В заметке он анализирует полученый в школе опыт и свои наблюдения за шкипером во время путешествия.

Знакомый пригласил меня «на яхтинг» по островам Греции. Кто откажется от соблазна испытать себя, когда за плечами только что окончание школы RYA – одной из самых авторитетных яхтенных школ мира. Заряженный  новыми знаниями, полный энтузиазма и романтики, я двинулся в путь в Афины, где томилась в ожидании нашей команды малоизвестная мне яхта Oсean Star 51.

Добраться до марины не представляло труда, такси домчало быстро. Настроение было прекрасным, хотелось быстрее увидеть яхту.

На пристани мы встретились с остальной командой, с которой предстояло двухнедельное путешествие по Средиземному морю, познакомились и, не теряя времени, тут же определили, кто чем будет заниматься.

Капитан, молодой мужчина из Москвы, с которым нам предстояло бороздить просторы Средиземноморья, хоть и не первый раз брал яхту во фрахт, но попросил помочь ему в приемке, а я с удовольствием согласился. Около лодки нас с капитаном ждал ее хозяин-грек. Он приветливо улыбался и готов был ответить на любой наш вопрос. Вспомнив все пункты подготовки яхты к отплытию и некоторые советы инструктора по приемке яхты в яхтенной школе (этот chek-in для меня был первый), я приступил к делу. Очень боялся что-то пропустить или не досмотреть. Но начну по порядку.

Первое разочарование пришло, когда я увидел спасательные жилеты.  Хозяин-грек показал под сиденьем кучу старых жилетов, вероятно со списанного судна, напоминавших какие-то слюнявчики маленьких размеров. Честно говоря, пожалел, что не захватил из самолета, там они компактные и надуваются легко (шутка). Хорошо, что страховочные пояса были. Удивило меня отсутствие на корабле датчика утечки газа. Когда спросил про страховочную ленту (safe-line), то грек удивился и показал на леерное ограждение. Я тоже удивился, но внимательно посмотрел на него и даже потрогал ногой. Ещё бы небольшое усилие, и оно отвалилось бы на глазах владельца. Но меня остановили, и через 15 минут хозяин принес ленту, которою я сам и привязал. При осмотре содержимого штурманского стола, я обнаружил отсутствие штурманской линейки. Попросил продать мне за отдельную плату. Через 10 минут штурманская линейка за 14 евро была у меня в руках. Далее мы пошли по списку хозяина, проверили наличие всего того, что там было указано. В основном это были предметы быта: швабра, ведра и т.д. Гальюны работали, такелаж был на месте, мотор в порядке. В целом яхта напоминала вагон из несколько купе, в каждой каюте все имелось в наличии.

Пока мы принимали яхту, остальная часть команды закупала необходимые продукты. Когда все вернулись, капитан разместил людей по каютам, мы распихали содержимое наших сумок, благо ящиков было предостаточно. Капитан куда-то явно спешил, поэтому подготовка к выходу из марины напоминала сборы в случае непредвиденных обстоятельств. Затем капитан собрал нас всех в кокпите и рассказывал о правилах поведения на борту. Я понял, что почти все члены команды впервые на яхте. Все, что запомнилось из правил (и в дальнейшем  выяснилось, что не только мне), что курить можно на транце и пепел необходимо стряхивать в банку из-под пива, а банку предварительно замять, чтобы из неё никто не выпил остатки этого самого пива. Был весьма удивлен, но прослушал все инструкции. Капитан завершил свою речь и обратился ко мне со словами, что я только окончил школу и смогу ли я что-нибудь добавить или показать, чему учили в школе. Я вспомнил школу и прекрасного инструктора Андрея Райкова, начал с безопасности, как он нас учил, когда мы каждое утро повторяли, в каких случаях надеваются спасательные жилеты, как правильно пользоваться газом и др., т.е. провел инструктаж по безопасности (safety briefing). Честно говоря, сам удивился тому, что в голове все закрепилось и даже очень неплохо. Капитану не понравилось столь длинное и подробное разъяснение техники безопасности, буркнул под нос, что это лишнее, что тут все по-другому, и это никогда не пригодится, и дал команду к отчаливанию.

Вот тут и началось. Все суетились, желая быть полезными, мешали друг другу, не зная за что хвататься. Капитан явно нервничал и ругался. Этот хаос страшно напрягал меня. С огромным сожалением вспоминал нашу школу, где все работали слаженно и гладко, где благодаря инструктору была дисциплина и ясность, а это на воде — одно из главных условий безопасности. Слава Богу, мы вышли в море из марины без происшествий. Меня уже стали мучить сомнения о прекрасном  яхтинге. Царила атмосфера бардака. Капитан отдавал команды, путая термины и упрощая их – мол, дерни вон за ту веревочку или надо поставить грот (у меня в мыслях один ответ – надо так надо), а кто, что должен делать не говорил. Конечно, когда люди в первый раз на яхте, они не знают ни как выбирать или травить шкоты и фалы, ни где какая «веревочка» находится. Но самое забавное — никто и не собирался ничего делать, потому что  команды отдавались в воздух, безадресно.

Дальше… были швартовки. Я их назвал – «роды капитана». Крик и паника, то все вяжут кранцы, не войдя в марину и не зная еще, каким  бортом будем швартоваться, то все в авральном порядке привязывают кранцы для красоты равномерно по бортам, то вообще про них забывают. Все свои неудачи капитан списывал на абсолютно неподготовленных членов команды, которые и узлов не умеют вязать, и кранцы впервые в жизни видят.

Естественно, мне все это было не по нраву.

После обучения в школе RYA в голове была совершенно четкая система: как готовиться к отходу, как швартоваться, как бросать якорь, как спасать утопающих и т.д.  Я стал спокойно объяснять ребятам, что и как надо делать. Например, при швартовке в марине, когда наша яхта стала наваливаться на рядом стоящую, капитан дал команду «одерживаться», т.е. все члены команды должны были руками и ногами отталкиваться от соседней яхты. Я знал, что не имею никаких прав что-либо указывать, но посчитал, что жизнь людей дороже обязанности подчиняться капитану, я не выдержал и отменил команду. Понимаю, что с точки зрения поведения на судне это было неправильно, нельзя отменять команды капитана. Но эти команды грозили здоровью людей, поэтому пришлось вести себя подобным образом. Когда опасность миновала, я объяснил, что для таких случаев и есть кранцы и не надо их привязывать без толку, где придется, а, толкая руками и ногами, можно получить очень серьезные травмы. Все это вызвало страшное раздражение у капитана (в последующем мне рассказали аналогичную прошлогоднюю историю, где девушка сломала ногу на яхте у этого же капитана, а не умеющий плавать парень упал за борт, потому что на ходу мыл палубу и зачерпнул воду ведром, спасением было чудом, капитан этот же был в растерянности).

Атмосфера бардака царила на яхте, и когда она была в море. Однажды, при сильном ветре я тактично и тихо предложил прибрать рифы. Мой совет капитан проигнорировал. В результате лопнул фаловый  угол генуи, и тут же прозвучала  команда «убрать стаксель и грот». Конечно, опять пришлось вмешаться. Я не дал убирать грот, чтобы не потерять управление яхтой совсем. На яхте было 9 человек, и рисковать их жизнями я не имел права.

Много вопросов у меня было к капитану. В разговорах выяснилось, что он нигде не учился, документы греческого клуба купил за 100 евро. Желание называться капитаном и алчность перечеркнули всю «романтику яхтинга».  Судовой журнал стали вести только на третий день, после моих вопросов, пеленги и маршруты не проверялись, не строился план перехода, не зарисовывались марины, не записывался LOG. Все, чем пользовался наш капитан, – это GPS, который часто пищал, сообщая нам, что находимся на берегу. Если капитан передавал мне штурвал, то, естественно, я спрашивал курс. Ответ всегда был неточным, например, оближи этот мыс и дальше прямо. Команды отдавались вообще, а не конкретному человеку, поэтому никто не торопился их выполнять или чаще всего не знали, что делать. Несмотря на печальный первый опыт швартовки, который ничему не научил капитана, команда о вывешивании кранцев звучала от него вновь, когда до марины было полмили, и мы даже не знали, как будем швартоваться.

Во время похода, украдкой от капитана, мне удалось чему-то научить команду, отрабатывал и спасение утопающего, и управление парусами.

Ребята собрались интересные, а главное – им хотелось учиться, да и мне важно было проверить и закрепить знания и навыки, полученные в яхтенной школе. Удалось осуществить и ночной переход протяженностью почти в 40 миль. Замечу, что в Греции не очень любят ставить огни, многие острова совсем не обозначаются. Но команда была очень способная, мы забыли про GPS, все быстро освоили хождение по пеленгам. Наш капитан сделал вид, что устал, ушел спать, отдав ночной переход нам на откуп. Я старался все делать по правилам, команда надела спасательные жилеты, страховочные пояса. Несколько раз перепроверили пеленги, построили точки прохождения. В условиях полной темноты мы пришли в намеченный порт и начали швартовку. Тут проснулся наш капитан и стал раздавать привычные команды с руганью. «Роды» продолжались…

В целом яхтинг в Греции  интересен, впечатлений можно получить много, только хочу дать совет всем начинающим — для начала проверьте своего капитана, спросите, где он учился, не спешите принимать решение и платить немалые деньги за сомнительное удовольствие тратить собственные нервы на отдыхе, загляните на форумы, например, на форум mainsail, поговорите и посоветуйтесь со специалистами, ведь от этого зависят ваше здоровье и ваша жизнь. А  море и паруса — это великолепно!

О себе:

Яхтингом занимаюсь с 2005 года, начинал с катамарана, затем в роли капитана был в походе на лодке Алекстар -25 по Онежскому озеру в 2007 году, на той же лодке по Белому морю в 2008 году.

Яндекс.Метрика