Бывает ли яхта моторной? (или — первая поправка к «Введению в яхтинг»)

Текст: Александр Киричук

Недавно я обнаружил, что «Введение в яхтинг», претендующее на энциклопедическую картину яхтинга, лишено основополагающего определения — «кто может называться яхтсменом»? Посему, как говорят в Одессе, дико извиняюсь и спешу поправить это упущение.

Помните старый анекдот времен СССР? Летит группа советских туристов в Италию, во время полета руководитель проводит инструктаж, а в завершение спрашивает: «всем все ясно, или у кого-то есть вопросы?». – Я хочу спросить, как по-итальянски«прошу политического убежища?» — звучит с заднего ряда, после чего руководитель группы молча удаляется в кабину пилотов. На смену ему выходит коротко стриженый мужчина в сером костюме и строго вопрошает: «Кто спрашивал о политическом убежище в Италии?». Тот же голос сзади: «Да нет, что вы, просто я хотел узнать, кто у нас настоящий руководитель группы?»

Вообще-то, в отличие от ситуации из анекдота, я сформулировал вопрос, вынесенный в заголовок, без какой-либо задней мысли. Я придумал его для главы моей следующей книги «Философия яхтинга или яхтинг, как стиль жизни». И уже написал под этим заголовком мысли о том, в чем разница между двигателем и движителем, что первично, а что вторично, как работает ветряное колесо… Короче, если эта книга когда-либо будет издана, то вы там все это найдете. Сейчас разговор о другом.

Давайте разберемся вместе. Во-первых, что такое яхта? Итак, откроем «Введение в яхтинг». Смотрим главу первую, абзац первый, предложение тоже первое: «Будем считать яхтой все, что находится на поверхности воды и предназначено для удовольствия своего владельца». Кстати, это не я придумал, а англичане меня научили. Коротко и ясно!

Во-вторых. Не только в России, но и во всем мире в наше время моторные яхты преобладают. Что тут поделаешь – факты упрямая вещь. Статистика говорит, всего лишь три из десяти вновь строящихся яхт – парусные. А если учесть, что международные правила безопасности с некоторых пор требуют оснащать каждую крейсерскую яхту вспомогательным двигателем, то формально теперь уже почти все яхты моторные. Исключение составляют в основном спортивные снаряды вроде яхт олимпийских классов, но не о них речь.

На этом дискуссия на тему «бывает ли яхта моторной» исчерпана. Ответ положительный и категоричный. Очень даже имеют место быть!

Но, ситуация получается при этом прямо-таки как в том анекдоте, с которого я начал. Вообще-то я хотел спросить: может ли яхтсмен не уметь ходить под парусами?

Понятие «море» включает в себя всю поверхность нашей планеты скрытую водой. От Тихого океана, где я пишу эти строки до любой речки в России, где водится лучшая в мире закуска под пиво. Понятно, что в море ходят не только на яхтах. Давайте отбросим всех, кто не может претендовать на звание яхтсмена и посмотрим, что останется в «сухом остатке».

Большинство мореходов составляют профессионалы – так было всегда. Но, поскольку последний чайный клипер «Катти Сарк» благополучно сгорел в сухом доке Лондона, то бороздят  голубую ниву теперь в основном чемоданообразные сухогрузы, необъятные танкера и напичканные смертоносным оружием военные корабли. Даже пассажирские лайнеры, когда-то обеспечивавшие единственную связь между континентами и боровшиеся за «голубую ленту Атлантики» теперь большую часть времени проводят у причалов с пыльными пальмами и уже все чаще похожи на многоэтажные плавучие туристические отели с казино и балконами. В любом случае никто не назовет моряков яхтсменами – они трудятся на своем рабочем месте, также как многие другие люди, только не на берегу, а в море. В таких случаях обычно говорят, «кто на кого учился».

То же самое относится и к рыбакам, которые с удовольствием в море не ходили бы, но ведь рыба на берегу не ловится. Еще есть многочисленная категория военных моряков. Не уверен, что они получают какое-то удовольствие не только от войны, но и от своих морских походов в мирных условиях (особенно под водой). Другими словами, все профессионалы-моряки никак не могут быть отнесены к яхтсменам.

Лет триста назад можно было бы смело заявить, что яхтсмены – это те джентльмены, что владеют яхтами. В те времена ими были все больше короли да князья, но поскольку моторов на их яхтах в те далекие времена не было (только пушки), то для раскрытия нашей темы эти исторические персоны не подходят.  К тому же в наше время яхтами (особенно большими) владеют в основном уже не люди, а оффшорные компании. А кому они принадлежат никому знать не положено. И вообще, только вдумайтесь – если человеку принадлежит пара-тройка самолетов, ведь никто не спешит называть его летчиком. А если человек хозяин, скажем, футбольного клуба  – разве он теперь уже от этого футболист? А как насчет домовладельца в районе «красных фонарей» – он кто?

Казалось бы, что тут долго думать? Яхтсмены это те, кто на яхтах ходят! Увы, если бы все было так просто…

К примеру, на многих яхтах ходят профессиональные экипажи. Я знаком с некоторыми из них. Кто-то получает удовольствие от работы, но есть и те, что рады при первой подходящей возможности оказаться на берегу. И те и другие работают за деньги. И останутся ли они на яхте, если им перестанут платить? А есть еще VIP категория – пассажиры яхт (в основном чартерных), то есть те, кто платит деньги. Но часто бывает, что и на собственной яхте владелец без экипажа даже собственную панамку не найдет. Из сказанного легко делаем вывод: за деньги стать яхтсменом не получается!

Ну, тогда, может быть яхтсмены – это те, кто состоит в яхт-клубе? Еще не горячо, но уже теплее. Однако, опять же, не все яхт-клуб, что так называется. В русском языке произошла большая путаница. «Добровольное общественное некоммерческое объединение любителей яхтинга» – это и есть яхт-клуб. А стоянка для яхт, пусть даже с рестораном и эллингом для хранения этих самых яхт – из категории недвижимости. Главное отличие яхт-клуба от любой недвижимости в том, что его не получается купить-продать, украсть, обменять один большой на два поменьше, снести бульдозером и т.д. Конечно, сами яхт-клубы бывают разные, как престижные, так и нет, но суть от этого не меняется — не яхт-клубы создают яхтсменов, а наоборот.

К слову, из Королевского яхт-клуба Новой Зеландии, где я состою действительным членом, недавно исключили одного джентльмена за… непорядочное поведение в бизнесе. Так вот, позвольте заметить, что он теперь уже, хоть и не состоит в яхт-клубе, но от этого яхтсменом быть не перестал.

Размышляя подобным образом, мы с вами, в конце концов, придем  к мысли, что для яхтсмена совсем не обязательно владеть яхтой, состоять в каком-то яхт-клубе, находится какое-то время на борту яхты (неважно, зарабатывая деньги при этом или расходуя их).

Чтобы обнаружить свет истины обратимся к учебному процессу подготовки кадров для морской отрасли. Казалось бы, капитан пассажирского лайнера, также как и его коллега с торгового судна или же командир боевого корабля при исполнении своих обязанностей никогда не будут иметь дело с парусами, а уж, тем более, судовые механики или береговые инженеры морского транспорта. Тем не менее, любое пользующееся уважением высшее учебное заведение морского профиля содержит учебное парусное судно и в придачу несколько парусных яхт, чтобы иметь возможность по настоящему «оморячивать» своих курсантов во время практики. Понятно, что яхтсменами от одного похода выпускники не становятся, но зато они на всю жизнь запомнят, откуда это правило: парусник на ходу имеет право дороги при встрече с моторным судном.

Любой яхтсмен-парусник справится с моторной яхтой. А вот управлять парусной яхтой, без знания теории и практики хождения под парусами — не получится даже у капитана дальнего плавания. Так что далеко не всякий «морской волк» может назвать себя яхтсменом.

Мне довелось выходить в море на разных яхтах. На совсем маленьких и на очень больших, на парусных и на моторных, на олимпийских классах яхт и на крейсерских. За 40 лет занятий яхтингом и парусным спортом я прошел путь от юнги до капитана и в моем распоряжении были, как однокорпусные яхты, так катамараны и тримараны. Вдобавок я около пяти лет провел на борту океанских пассажирских лайнеров. Так что мне есть с чем сравнивать. И я пришел к твердому выводу – тот, кто выходит в море, безусловно – моряк. Однако яхтсменом имеет право называться только тот, кто умеет ходить под парусом.

Яхтсмену ничего не стоит в штиль убрать паруса, завести мотор и продолжить свое плавание в любом направлении. Паруса – это свобода в полной гармонии с Природой. Маршрут яхты с двигателем внутреннего сгорания, как ни крути, прокладывается от одной заправки к другой. И счастье, если там топливо есть. А если нет?

Хочу поделиться своими наблюдениями насчет новых тенденций яхтенной моды. Все больше яхтсменов перестают совмещать «два в одном». Те, кто могут себе это позволить, содержат несколько яхт – спортивную для регат, парусную крейсерскую для дальних морских походов, моторную для рыбалки и т.д.

Самая последняя мода в мире мегаяхт – моторные яхты эскорта. Престижно участвовать в знаковых регатах на борту собственной яхты. Однако на парусной яхте (пусть даже с приставкой «мега») комфорт – понятие относительное. Тем более на ней не место запасному снабжению, солидному запасу воды и топлива, продовольствия и напитков, не говоря уже о вертолете или подводной лодке. Кроме того, зачастую оказывается слишком много болельщиков из числа родных и близких, кто хотел бы непосредственно наблюдать за регатой на дистанции. Поэтому в наши дни многие владельцы  узнаваемых парусных яхт обзаводятся моторными «теневыми яхтами» (Shadow Yacht). Поддержка яхты эскорта настолько удобна, что теперь уже и многие элегантные моторные яхты без этого не обходятся. Проще перечислить, что можно сделать с помощью такой «теневой яхты», чем придумать чего она не может.

Следует упомянуть и об изобретении, сделанном и реализованном на практике в конце прошлого года в Германии. Оно применимо для большинства водоизмещающих моторных яхт.  Речь идет о  вспомогательном «небесном парусе». В отличие от обычных парусов этот парус запускается с короткой мачты на носу яхты. Имея форму парашюта, он свободно парит в потоке ветра на высоте трехсот метров над уровнем моря, прикрепленный к палубе тросом на лебедке (при этом лебедка также способна выполнять функции валогенератора и снабжать яхту бесплатной электроэнергией). Экономия топлива возникает довольно существенная. Это, конечно, еще не превращает моторную яхту в парусную, но создает возможность существенно увеличить автономность плавания.

На прощание заглянем в завтрашний день. Дизайнеры уже работают над концепцией «экояхты» будущего, использующей не только силу ветра, солнца, но, даже морских течений. В любом случае несомненно, что двигатели внутреннего сгорания рано или поздно разделят участь паровых машин на каменном угле. А паруса, надеюсь, будут существовать вечно.

Один мудрый человек сказал как-то, что атеизм – это тот же путь к Богу, только с черного хода. Вполне может быть, что моторная яхта – первый шаг к парусной.

Из «Страны Парусов» с пожеланием всем российским яхтсменам в новом сезоне семи футов под килем и попутного ветра!

 

Яндекс.Метрика