Дело «Савароны»

Евгения Бакунова MainSail.Ru
Фото: Евгения Бакунова, savarona.com.tr

Десять человек обвиняются в организации борделя на одной из самых известных в мире яхт. Речь идет о яхте Ататюрка «Савароне». Сегодня в Анталии начались слушания по этому делу. Savarona была яхтой Ататюрка всего несколько недель и обрела всемирную славу лишь спустя долгие годы. В последнее время она все чаще фигурирует в скандальных хрониках, связанными с выходцами из стран СНГ.
Savarona попала в центр внимания мировой прессы в конце сентября, когда в  результате рейда береговой охраны на борту яхты, стоявшей у порта Геджек, были обнаружены высокопоставленные чиновники и бизнесмены из из России, Киргизии и  Казахстана в компании с проститутками из России и Украины, среди которых были две несовершеннолетние.
Среди главных фигурантов дела бизнесмен из Казахстана Тевфик Ариф. Он  обвиняется в организации незаконных перемещений людей, проституции и  организации преступной группы. По некоторым данным 57−летний Тевфик Ариф родился в СССР, на территории Казахстана и владеет международным бизнесом в  области недвижимости. Казахский бизнесмен свою причастность к «делу Савароны» отрицает.
Яхта «Саварона» некоторое время была «плавучей резиденцией» основателя современной Турции Мустафы Кемаля Ататюрка.
После известных событий власти Турецкой республики заявили, что планируют превратить ее в музей. Пока яхта находится в лизинге у известного в Турции бизнесмена Караману Садыколу, который  в свое время отреставрировал историческую яхту, вложив это немалые деньги. Караман Садыколу сдавал яхту в  чартер $30 тыс — $40 тыс в день. По данным из некоторых источников, Садыколу сдал яхту в субаренду некому казахскому бизнесмену, и по делу, связанному с  «Савароной» не проходит.
После сентябрьского скандала Минфин Турции начап процедуру по аннулированию договора о лизинге яхты.

Жизнь «Савароны» началась в 1931 году в Германии.

Проект был разработан одним из самых известных морских архитекторов Уильямом Гиббсом (William Francis Gibbs), а строительством яхты занималась верфь Blohm and Voss в Гамбурге. Со стапелей этой верфи сошел не один десяток супер-яхт. Среди них, кстати и нынешний лидер мирового Eclipse. Сейчас Savarona входит в  десятку крупнейших частных яхт, а в 1931 году она была самой большой и самой быстрой в мире.
Заказчиком яхты была Эмили Роблинг (Emily Roebling Cadwallader), внучка другого знаменитого архитектора и автора Бруклинского моста в Нью-Йорке Джона Роблинга. Часть своего наследства Эмили Роблинг потратила на строительство трех яхт, каждая из которых была больше предыдущей, и все эти яхты имели одно имя — Savarona. О столь глубокой привязанности Эмили Роблинг к имени «Саварона» история умалчивает, но, как утверждают, так на суахили называется один из видов африканских лебедей, живущих у побережья Индийского океана. Строительство яхты обошлось заказчице в 4 млн долларов. Благородная и величественная Savarona имела длину 134 метра, элегантный современный силуэт и прекрасные мореходные качества.
Семь лет Savarona бороздила воды Атлантики и Средиземного моря, но из-за высоких импортных пошлин, существовавших в то время, хозяйка яхты не могла ввезти яхту в США и пользоваться ей в родных водах. Возникло логичное решение продать яхту.
Случилось так, что именно в это время турецкое правительство искало новую яхту для своего президента. Незадолго до этого Стамбул посетил король Великобритании Эдвард VII, который вместе с Ататюрком совершил прогулку по Босфору на яхте Ertugrul. Дым и копоть, валившая из труб этой яхты, испачкала белые одежды короля, что вызвало неудовольствие турецкого президента. И он приказал своей администрации списать старую яхту и подыскать новую, более достойную для приема важных иностранных гостей.

В марте 1938 года в Саутгемптоне на яхте Savarona был поднят турецкий флаг.

С этого времени у Савароны начался новый этап, короткий, но судьбоносный. И  кто знает, как бы сложилась жизнь этого по-своему уникального судна, если бы  оно не оказалось яхтой первого президента Турецкой республики.
Роль Мустафы Кемаля Ататюрка в истории современной Турции трудно переоценить. И  хотя в последние годы оппозиционные политические движения пытаются поставить под сомнение результаты реформ, начатых Ататюрком, его авторитет по-прежнему остается незыблемым и прочно поддерживается простыми людьми, большинством политических институтов страны и, что особенно существенно для этой страны, армией.

Кто-то считает Ататюрка освободителем, кто-то диктатором. Претворяя свои реформы в жизнь, Мустафа Кемаль действовал жестко и бескомпромиссно. Желая построить современное государство, он верил, что в достижении цели любые средства хороши. Парадоксально, но Мустафа Кемаль был, наверное, единственным государственным деятелем эпохи между двух мировых войн,  к которому с  огромным почтением относились все, даже бывшие враги. Вначале он был революционером, потом большим полководцем, «отцом турок», создателем новой Турции и великим реформатором своего государства, изгнавшим султанов и  списавшим в архив громоздкую и воинственную Османскую империю. Кроме радикальных политических, экономических и образовательных реформ, Мустафа Кемаль произвел революцию в умах и привычках простых турок. Превратив страну в  светское государство, он заставил турецкое общество принять новые правила жизни и быта, характерные для цивилизованных стран, в том числе носить европейскую одежду и иметь фамилии. Женщины получили равные с мужчинами права. Введение латинского алфавита вместо арабского облегчило обучение населения и знаменовало новый этап разрыва с прошлым.
«Наше поколение, которое видело множество великих людей, пришедших к власти в  своих странах, если присмотрится и проанализирует, то согласится с тем, что реформы, проводимые Ататюрком, являются самыми глубокими и продуманными», — так в свое время писала о новой Турции британская Daily Telegraph.
Ататюрк был личностью яркой и весьма противоречивой. Но, несмотря на  многочисленное окружение, он был глубоко одинок. Ему так и не удалось создать семью, а единственный его брак продлился всего два с половиной года. В  характере президента сочеталось несочетаемое — любовь к национальным традициям и стремление к ценностям «западной» цивилизации, авторитарность и  демократизм.

Новую яхту Ататюрк ждал с нетерпением, однако пользоваться «Савароной» ему было суждено недолго.

Через шесть недель он, серьезно заболев, покинул яхту. Он  умер в Стамбуле во дворце Долмабахче 10 ноября 1938 года, как говорят, от скуки и цирроза печени. Ему было всего 57 лет. Все имущество он завещал созданной им  Народной партии.
Так Savarona попала на баланс Военно-морского флота. Все военные годы яхта не  выходила в море, а после войны ее переоборудовали в учебный корабль и дали новое имя Gunes Dil (Язык солнца). Шли годы, судно постепенно приходило в  упадок. В 1979 году пожар добил яхту. Последующие 10 лет она оставалась брошенная у причала на острове Хейбели в Мраморном море.

Новая жизнь «Савароны».

Спустя 10 лет бизнесмен и владелец одной из верфей в Тузле Караман Садыколу заплатил 60 млн долларов Министерству финансов Турции за право управления «Савароной» на срок 49 лет. Затраты на восстановление яхты оцениваются примерно в 25 млн долларов. Паровые турбины яхты были заменены на современные дизельные двигатели. Реконструкцией интерьеров лодки занимался Дональд Старки, всего над восстановлением исторической яхты трудились 425 человек — многие детали требовали тонкой и высококвалифицированной ручной работы. В интерьерах применено 260 тонн мрамора, 65 из которых ушло на строительство хамама.
В 1992 году Savarona вновь вышла в море, подготовленная практически к любым переходам, в том числе, океанским.
В память об Ататюрке, в первоначальном виде была восстановлена его каюта — в  этом небольшом музее хранится множество личных вещей первого президента Турции.

Богатством и элегантностью внутреннего убранства это судно по сути стало плавающей галереей искусств. Повсюду антикварная мебель, ковры ручной работы, зеркала в изысканных рамах, бронзовая скульптура, а также богатая коллекция работ современных турецких художников. На яхте также сохранилась и личная библиотека Ататюрка.

Классические интерьеры яхты вобрали в себя элементы модерна, барокко и  легкие восточные мотивы. На яхте 17 гостевых сьютов от 32 до 59 кв м, каждый с  неповторимым интерьером и собственным названием: «Дельфин», «Водяная лилия», «Мраморное море», «Атлантический океан» и т д.  Все палубы яхты соединяет единая винтовая 84−метровая лестница, украшенная витиеватым латунным кружевом — ее чудесным образом удалось воссоздать заново после большого пожара.
Среди гостей яхты бало много известных личностей: политики, коронованные особы и звезды кино, подиума и шоу-бизнеса. В разное время на борту этой яхты побывали Джордж Буш, Жак Ширак, принц Монако Ренье, принц Чарльз с Дианой, султан Брунея и король Хуан Карлос, а также Жерар Депардье, Николь Кидман, Шарон Стоун, Клаудиа Шиффер, Валентино и другие известные личности.
В разное остальное время Savarona выступала как база для различных общественных акций и приемов, неся официальную миссию, как когда-то это было при Ататюрке. Как то раз на борту «Савароны» принцесса Диана провела благотворительную акцию, собирая средства на борьбу со СПИДом. В 1998 году на борту яхты было подписано Соглашение по Черному морю — 65 представителей других государств, приглашенных на борт «Савароны» для празднования 75−летия Турецкой республики, стали свидетелями подписания важного документа между руководителями стран, выходящими к морю.

 

Savarona, технические характеристики
Верфь — Blohm and Voss
Корпус — сталь
Класс регистра — RINA, MCA
Длина 134 м (446 фута)

Длина по ватерлинии — 106 м (349 футов)
Ширина 15 м (52 фута)

Осадка: 6 м (20 футов)

Водоизмещение: 4650 т

Двигатели: два Caterpillar по 3634 лс

Запас воды: 220 тыс л

Запас топлива: 450 тыс л

Круизная скорость: 16 узлов
Яхта способна принять 34 гостей, экипаж составляет от 40 до 45 человек.

 

20 Декабря 2010

Яндекс.Метрика