Остров сокровищ

текст: Юрий Кузнецов
Наши приключения начались с ряда печальных моментов. На одном из самых красивых пляжей Beauvallon (север острова Mahe) прямо около наших полотенец утонул местный житель. Либо прибойная волна накрыла его и, он нахлебался воды, либо он сначала нахлебался воды и его обессиленное тело ударила об песок прибойная волна. Так или иначе, но у молодого чернокожего человека был открытый перелом левой руки и жизнь стремительно покидала его.

Из воды утопленника вытащили английские туристы — группа парней, которые случайно на него наткнулись. Прибежавшие спасатели не выглядели достаточно компетентными, чтобы спасти человека. Мы покинули сцену, не дожидаясь финала.

Сразу после этого, в местном ресторанчике датчанка пропорола ступню стеклом. Крови было много. Оба этих происшествия напомнили нам о необходимости быть осторожными.

Других неприятностей в этом путешествии не было.

Сейшельские острова находятся в 4 градусах южнее экватора и на 56 градусе восточной широты. Севернее Мадагаскара. Именно с этого острова происходят большинство  местных жителей. Из Москвы лететь примерно десять часов. Столица город Виктория (Victoria) на острове Маэ (Mahe).

Распространенное мнение об островах: ночь наступает неожиданно, местные очень медлительны, климат влажный тропический, креольская кухня в таких количествах невыносима, чартерные лодки крайне изношены. Что-то из этого подтвердилось, что-то нет.

Про Сейшельские острова написан только один пайлот. Называется книга Seychelles Nautical Pilot (ISBN 2−901096−38−7), автор Алан Рондо (Alain Rondeau). Сейшельские карты трудно купить даже на самих островах.

Штормы силой 7 — 8 баллов приходят с севера в декабре и с юга и юго-востокав июле. Однако они не продолжаются долго. Из-за близости экватора часто бывают грозы.

Ветра дуют с северо-запада (с ноября по апрель) или с юго-востока (с мая по октябрь). Обычная сила ветра 10 — 20 узлов. Сезоны меняются очень быстро.

С декабря по апрель наблюдается восточное течение в полтора узла (хотя однажды был зафиксирован рекорд — 4 узла), с июня по сентябрь течение в западном направлении.

Современные морские карты Сейшел сделаны англичанами.

Сейшельское правительство только в 1986 году начало работу по составлению морских карт и создало карту порта Victoria (это примерно область 5 на 5 миль). Все остальные это  Адмиралтейские карты, информация для которых собрана в разные годы (с 1882 по наши дни). Картографированы только ближайшие окрестности островов и буквально через десяток миль начинаются необследованные пространства. Подходы к островам и проливы изобилуют песчаными мелями, скалами и коралловыми рифами. Прорыв в создании карт и привлечении яхтсменов произошел лишь с получением надежных аэрофотоснимков коралловых рифов вдоль побережья.

Приливы у берегов от метра до двух. Типичная высота волны 1 — 2 метра, за исключением случаев, когда дует сильный ветер. Латеральная система ограждений — регион А. Надежно работают только огни порта Victoria, в других местах многие огни не горят, многих буев, обозначенных на карте на самом деле нет.

Считается, что первыми обнаружили Сейшелы арабские мореплаватели, которые пересекали Индийский океан и ходили вдоль берегов Африки. На острове Силуэт (Silhoette) обнаружены их захоронения. Но первыми нанесли архипелаг на карты, определили координаты и по праву считаются его первооткрывателями португальцы. Однако нет свидетельств, что они высаживались на острова. Первыми на остров Ste Anne высадились британские матросы, которые собрали здесь фрукты и набрали пресной воды в 1609 году.

Острова не вызвали большого интереса пока в 1742 году французский губернатор Маврикия по имени Маэ де ля Бордоне (Mahe de la Bourdonnais) отправил корабль под командованием капитана Лазара Пико (Lazare Picault), который двумя годами спустя официально подтвердил существование остовов и заявил об их принадлежности французской короне. Острова получили название в честь министра финансов короля Людовика XV Моро де Сейшелла (Moreau de Sechelles).

В 1770 году на Ste Anne приехали первые шестеро французских поселенцев со 123 рабами. Позднее они перебрались на соседний и более крупный остров Mahe. Расстояние между островами такое, что можно, при желании, добраться вплавь.

Через некоторое время британцы заставили французского губернатора признать британское господство, но как только британские корабли ушли, губернатор снова поднял французский флаг.

К британцам острова попали по версальскому соглашению 1814 года, после разгрома Наполеона. Несмотря на это, британцы не возражали против присутствия на островах французов и даже не поменяли губернатора. Независимость острова получили в 1976 году.

Сейшельские острова неразрывно связанны с пиратами. В частности, с одним из самых известных французских корсаров Оливером Левассером (Olivier Levasseur) по прозвищу La Buse (сарыч). Он родился в 1690 (предположительно) году на Ла Реюнионе (тогда остров Bourbon), и стал известен в 1716 как пират. Отряд Левассера грабил торговые суда в компании с другими французскими и английскими пиратами. В 1721 году он захватил португальский корабль Nossa Senhora do Cabo набитый золотом, что считается его самым большим успехом. Пойман Левассер был случайно на Реюнионе, и повешен 7 июля 1730 года в 17.00 по обвинению в пиратстве. Существует легенда, что перед казнью Левассер кинул в толпу некое свое шейное украшение, на котором в 12 строках символами было зашифровано место тайника его сокровищ и крикнул: «Найди мое сокровище тот, кто может понять это!».

Призыв был воспринят, сокровище ищут по сей день.

Оценивается оно минимум в несколько миллионов евро, максимум в 100 млн. фунтов. В 1923 году были найдены документы, указывающие, что Левассер имел базу на Сейшельских островах. На юге Mahe обнаружено несколько пиратских могил, оружие, монеты, предметы быта, но сокровища не найдены. Из некоторых документов можно сделать вывод, что, в частности, клад находится в пещере, вход в которую доступен только во время отлива.

Это можно все так или иначе прочитать.

Маленький аэропорт на Маэ с некоторым трудом выдержал прилет большого количества русских одновременно. Ситуация осложнилась тем, что многие туристы не могли заполнить иммиграционную карточку и пытались просочиться мимо пограничника без этих формальностей. Миграционную карточку надо сохранять до конца поездки, например, она понадобилась в отеле и при оформлении бумаг в офисе чартерной компании.

Климат с самого начала показался очень комфортным. И тепло и нет ощущения жары. Солнце довольно часто закрыто тучкой, что очень правильно.

С 1 января этого года правительство запретило ресторанам и другим заведениям, обслуживающим туристов принимать местную валюту — рупии. Так правительство пытается лишить черный рынок притока валюты. Годятся евро и доллары. Кросс курс при этом довольно странный и надо решать чем выгоднее платить именно в этой ситуации. Некоторые таксисты также отказываются брать рупии, что вероятно незаконно. В целом все оказалось дороже, чем можно было ожидать.

Счет в ресторане на человека составлял от 20 до 40 евро.

Все промышленные товары, вино и многое другое привезено из ЮАР или Тайваня. Местные только продукты питания и неплохое местное пиво. Острова маленькие и рассчитывать на покупку в случае чего какой-то конкретной необходимой вещи не стоит. Например, на Сейшелах нет в продаже картриджей — баллончиков к автоматическим спасательным жилетам (случайно понадобился). Нельзя купить не только морские карты, но даже местный флаг. Местный пайлот тоже не купишь. Сложности с закупкой еды в достаточных для недельного плавания количествах. Фрукты все скуплены отелями.

Мнение о том, что лодки крайне изношенны, подтвердился лишь частично. Заслуживающие доверия шкиперы жаловались, что их 2007 года выпуска Catan’ы уже совершенно изношены, обросли ракушками до потери управляемости и т.д. С другой стороны мы ходили на четырехлетнем катамаране Prevelege, который пришел сюда с Карибских островов и остались вполне довольны. Наша Vaya Con Dios имела, кроме всего прочего, дополнительный генератор, все электрические лебедки, радар, AM радиостанцию, два холодильника и невероятный простор внутренних помещений. Замечаний два. Частично вышла из  строя якорная лебедка и не работал палубный огонь. Об этом ниже.

Перед выходом в море обязательный брифинг. Менеджер компании рисует по карте карандашиком — где можно стоять на якоре, где нельзя, что появилось нового с момента выпуска карты и где что сколько стоит. Категорически запрещается ходить ночью. (См историю с Анушкой, которая стоит тут же на нашем пирсе). Карты не лежат на лодке, а даются лично в руки каждому шкиперу, а потом также принимаются. Кстати об Anushk’e (а вот и она). Показывая лодку менеджер компании VPM Charter Ги (Gay) как-то грустно заметил: «а это айсмейкер, сюда вы можете класть вашу водку». И был удивлен, что у нас водки нет. Когда кто-то упоминает лодку Anushka местрные как-то смущенно улыбаются, типа «да, русские..»

За многие якорные стоянки надо платить. Если не снялся с якоря в 9.00 плати за следующие сутки. Если кто-то из экипажа доплыл до берега — за него надо доплатить. Пришел посмотреть на черепаху — заплати. Самого сервиса при этом может и не быть никакого.

Впрочем, нам вполне удавалось и не платить — надо приходить попозже, а сниматься с якоря пораньше. Кроме того, мне показалось, что белые для креолов на одно лицо и они просто не помнят кто платил а кто нет.

Нет надежной возможности заправиться топливом и подключить береговое питание кроме как в домашней марине (мариной этот причал тоже с трудом можно назвать). Поэтому лодка должна быть заправлена под горловину, а за аккумуляторами надо следить. К счастью нет проблем с пресной водой.

Выход из марины между островом и небольшими рифовыми островами. Пробираться надо осторожно. За пару дней до нас русский экипаж немного сошел с фарватера и отломал одно перо руля и сломал полтора винта. Что самое обидное — мель была обозначена на карте.

Погода соответствовала предсказанной. Мы пользовались grib.us. Программа ошиблась только с дождем — капало гораздо реже, чем по прогнозу. Ветер северный и северо-западный от 2 до 10 узлов.

В первый день заночевали на соседнем острове, практически на выходе из порта. Возможно, в том самом месте, где впервые высадились европейцы. Здесь стоянка 10 евро за лодку и 10 евро за каждого купающегося. А потом еще 10 евро с лодок, которые не ушли до 9 утра (естественно об этом вчера никого не предупреждали). Мы ушли рано, чтобы потренироваться парусами и с нас денег взять было некому.

Сняться с якоря оказалось непросто. Вместе с ним мы подняли здоровенный кусок коралла (может быть килограмм 300 на вид). Потребовалось немало усилий, чтобы отцепиться. Возможно, что именно в этот момент наша якорная лебедка перенапряглась, что привело к ее выходу из строя позднее.

Ветер слабый, но решили провести гонку. На Прале (Praslin) успели только под мотором и уже практически в темноте встали на якоре у западного мыса. Другим экипажам пришлось заходить в марину Прале полностью по темноте.

Марина на Прале заслуживает отдельно пары слов. Это единственная марина на острове. Одна на несколько соседних островов. Время от времени все вынуждены сюда заходить. Здесь есть плавучий понтон с водой и электричеством. Наш штекер не подходил к местной розетке и мы попросили в марине другой кабель. Француженка из офиса марины была крайне расстроена, что не может дать нам такой кабель. Как ей было жаль, что так сложились обстоятельства. Но кабеля у них нет. Стоявший рядом креол — технический сотрудник тоже качал головой. Когда мы вышли из офиса, креол подошел к нам и сказал «Ай вил факин хелп ю» и принес нужный кабель. Мы получили электричество, а он сто рупий (примерно $10).

Позже нам понадобилась изолента. Как сокрушался французский персонал марины, что у них нет ну буквально ни кусочка изоленты. Они так искренне улыбались и разводили руками. Станиславский поверил бы, если бы ящик с изолентой не валялся бы в соседнем помещении, что мы хорошо видели.

Все это дополнялось тем, что крупный рыжий француз являлся на наши лодки ежедневно где-то в начале седьмого утра и требовал оплатить стоянку (50 — 70 евро).

Как-то раз мы подключились к береговому электричеству (наша стоянка была оплачена), но электричества не было. Мы же не дали креолу 100 рупий. С чего бы там было появиться электричеству? Персонал марины страшно сожалел и сочувствовал.

Мариной управляет компания Dream Yachting Seychelles.

Напоследок мы набрали в танк воды и рыжий француз выглядел так, будто мы у него всю кровь высасываем, а не воду набираем.

Когда мы платили за стоянку, почему-то персонал этой компании все время ошибался со сдачей. И почему-то всегда в свою пользу.

Надо сказать, что креольский персонал везде был дружелюбен и всегда старался помочь.

Сложилось впечатление, что острова этой группы — внутренние острова (Mahe, Ste Anne, Praslin, Curieuse, La Digue + мелочь) очень похожи друг на друга. Похожие очень приятные пляжи, растительность, скалы. Нет смысла отдельно описывать каждый остров. Есть, конечно, отличия. Например, на Курьезе есть национальный парк с черепахами. Сфотографировать как черепахи занимаются сексом здесь также обязательно как в Москве купить ушанку с кокардой. Почти все туристы делают это.

На Mahe посетили национальный парк с пальмами. Такие же пальмы как вокруг, но за $22 с посетителя. Совершенно выкинутые деньги.

Похожесть этих островов, отсутствие ветра и фантастические пляжи отбивают охоту к сейлингу как процессу хождения под парусами. И вообще к желанию куда-то двигаться. Через несколько дней мы практически сдались и стали больше времени проводить на пляже.

Как-то раз на скорости 8,5 узлов (под мотором) при глубине 23 метра наша лодка самостоятельно решила отдать якорь. Именно отдать — заработала якорная лебедка и якорь ушел в глубину. То есть не просто сорвался с крепления из-за вибрации. Нам удалось затормозить лодку и остановить цепь до касания якорем дна. Цепь не двигалась если непрерывно держать кнопку «подъем». Если кнопку отпустить, то якорь вновь шел ко дну. Было похоже, что залипла кнопка «спуск». Через минуту таких разнонаправленных команд у нас вылетел предохранитель и, мы подняли якорь вручную. После этого лебедка стала работать с паузами в несколько секунд через каждые несколько секунд, что очень неудобно. Вызванный ремонтник не смог найти в чем проблема. Все кнопки и реле работали идеально. Полагаю, механизм мог быть поврежден когда мы поднимали якорь с кораллом.

Излишней медлительности мы у местных жителей не обнаружили. Обслуживание  в ресторанах и магазинах было вполне обычным. Даже в том самом баре Pirates. Креольская кухня, смысл которой сделать все блюда одинаковыми благодаря соусу действительно начала к концу поездки напрягать.

Для перемещений по острову почти всегда нужно такси. Средний счет 20 евро. Удивительно, но нам попались два таксиста, один из которых знал небольшое количество русских слов и многое понимал, а другой просто немного понимал по-русски.

На отдаленный пляж вызванное такси приезжать отказывается, пока не дашь местному бармену или другому таксисту задаток от 50% до 100%. Иначе они не поедут эти свои 10 км забесплатно. Вдруг нас на месте не окажется?

Русским языком наполнен местный морской эфир. Российские рыбаки на рейде Виктории, в порту по меньшей мере один цементовоз.

В море огромное количество рыбы. Тунцы, марлины, акулы, скаты, дельфины. Многое из этого можно поймать если уметь.

Животный мир островов был нам представлен ящерицами, пауками, тараканами, летучими собаками и — главное — черепахами. Ящерицы жили во многих помещениях, в том числе, делили с нами номера в отеле. Это были симпатичные геконы разных цветов и размеров.

Ночь здесь действительно наступает довольно неожиданно. Местные люди вполне нормальные и медлительны лишь иногда. Климат влажный тропический и очень комфортный. Креольская кухня действительно в таких количествах невыносима. Чартерные лодки изношенны, но не все. Еще надо добавить, что природа этих островов совершенно не располагает к гонкам, дальним переходам, тренировкам и т.д.

 

Яндекс.Метрика