Большое ионическое кольцо

Итак маршрут будет следующий: Корфу — Ионические острова – Мальта – Сицилия – Липарские острова — Калабрия – Корфу. «Откуда такой маршрут?», – спросили мы нашего капитана и автора идеи. «Я давно его придумал», — ответил он и интригующе улыбнулся. Маршрут был действительно не совсем обычный и достаточно напряженный по времени. Интересно было все – и море, и суша, и навигационные условия, и погода.

Ocean Star 51.2 с соответстваующим географическим признакам названием Perseus ожидала нас в марине Guvia острова Корфу (Керкира). Мы – это девять человек обоего пола, с различным опытом плаваний и различной яхтенной квалификацией. Капитан — Андрей Шарков — человек увлекающийся сейлингом всего шесть лет, но уже накопивший немалый опыт яхтенных путешествий, включая трансатлантику.

День первый

Закупив продукты и кое-как распихав вещи по каютам мы вышли с Корфу на юг. Ионические острова — очень популярное место для яхтенного туризма. В высокий сезон лодок здесь очень много, и поэтому «нормальные» чартер-туристыстремятся к 4−5 часам вечера определиться с местом ночевки. После шести вечера места может не найтись ни у причалов, ни на якорных стоянках. Это мы поняли в первый же вечер, когда подошли к острову Пакси. Узкий пролив, отделяющий этот остров от более маленького соседнего был забит разновеликими моторными и парусными лодками, стоявшими или перемещавшимися туда-сюда в поисках местечка для стоянки, и все это броуновское движение напоминало последние секунды перед киносеансом: вот-вот погасят свет, и найти свободное место будет еще сложнее.

Мы же, посчитав, что лучшее враг хорошего, не стали метаться в поисках и встали на якорь в первом подходящим для этого месте, растянувшись двумя концами на берег. Вечер прошел тихо и камерно, несмотря на близость других лодок.

День второй

Утро выдалось безветренным, полдня пришлось идти под мотором, наша промежуточная цель – остров Итака – родина Одиссея. По дороге мы сделали небольшой крюк, заглянув на остров Кефалиния, и не зря: насладившись прекрасными видами, мы поймали свежий ветерок, на котором и «доехали» до Итаки. Входя в главную бухту Итаки невольно думаешь о далеком прошлом – вот так когда-то входил сюда и легендарный герой. Однако весь наш исторический пафос улетучился, как только мы осознали, что и здесь найти место для стоянки будет непросто. Дело в том, что глубина у причалов небольшая, наша лодка тут встать не может. Сделав два круга по заливу главного порта острова Вати, мы встали на якорь вдали от шумной набережной. Высадившись на берег на тузике, мы оказались на берегу небольшого, но очень шумного городка. Пока мы шли вдоль набережной мы увидели как в бухту вошел Oceanis 473, который начал кружить в поисках места. Лодка очень опасно приблизилась к берегу, мы хотели предупредить их о том, что здесь мелко. Но было поздно — раздался глухой звук, а человек стоявший на носу упал лицом вниз. После секундного замешательства, рулевой дал задний ход, уводя лодку на более глубокую воду, однако уже было очевидно, что яхта получила серьезные повреждения.

Главная набережная Вати оглушила нас. Музыка, рев машин и мопедов, гомон туристической толпы дополнялись завываниями усилившегося ветра. Тут мы осознали некоторое превосходство нашего положения: обитателям пришвартованных вдоль набережной лодок предстояло провести беспокойную ночь, так как яхты стало наваливать на бетонную набережную, а ветер продолжал крепчать.

День третий

Ночью ветер поутих, утро было тихим и безмятежным. Ранним утром Perseus продолжил путь на юг. К двум часам дня мы пришли на остров Закинф, где планировали пополнить запасы воды и топлива. Войдя в порт Закинфа и не найдя заправки в указанном пайлотом месте, мы несколько обеспокоились. Впереди 350−мильный переход на Мальту, а уходить в почти штилевое (по прогнозам) море с неполным баком как-то не хотелось. Как выяснилось позже, топливо здесь продают посредством передвижных заправщиков, главное найти эти заправщики и заставить работать. С водой такая же система.

Городок оказался небольшим и очень приятным, впрочем он мало чем отличался от других городков на других островах. Узкие улочки, цветы на балконах, дома опутаны проводами. Туристов здесь довольно много. Много ресторанчиков и кафе, цены довольно высокие, как, впрочем, и на других греческих островах. Готовят вкусно, разнооборазно и очень просто. Есть и мясо и, конечно же, большое разнообразие морепродуктов. Отобедав в одном из таких ресторанчиков, мы вернулись на лодку и стали готовиться к отплытию.

В 8 часов, когда лиловые сумерки начали спускаться на остров, мы покинули уютный порт Закинфа, чтобы провести без берега 2 дня и 3 ночи. Perseus обошел остров с юга, и взял курс на юго-запад.

Команда разделилась на 4 смены. Каждая из них получила по две вахты: дневную длительностью в 4 часа и ночную длиной 2 часа. Первая ночь была черной и влажной. Практически все время мы шли в одиночестве, встретив всего два или три судна. Северо-восточный ветерок 6−8 узлов позволил часть пути пройти под парусами. Однако к утру ветер сник и пришлось включать мотор, нарушая его ревом сладкий сон в каютах. День тоже не выдался ветреным. Борясь со скукой мы то ставили паруса, в надежде на прибавку в скорости, то вновь убирали их. Члены команды (кроме вахты) занимались своими делами, кто-то читал, кто-то ел, кто-то спал. А кто-то ловил рыбу. Не прошло и часа, как на выброшенную за борт леску с наживкой в виде силиконового кальмара поймался первый тунец! Это была мощная красивая рыба полметра длиной. Она билась изо всех сил в надежде обрести свободу, но уйти мы ей не дали. Тунца мы ели сырым. Маленькие опаловые кусочки тунцового мяса с лимоном и белым охлажденным вином — это ли не мечта гурмана?

День четвертый

Вторая ночь была похожей на первую. Ветер то дул, то не дул. А вахтенные то ставили, то убирали паруса. Однако движение в море стало более плотным — приходилось отслеживать одновременно по 2−3 объекта. Утро и день не отличались от предыдущего: такое же море, такой же ветер, и такой же …  тунец! Главные события этого дня — встреча с авианосцем (это был британский 1981 года постройки HMS Illustrious), и несколькими большими «пассажирами».

День пятый

Третья ночь была более беспокойной, так как мы вошли в район с интенсивным судовым движением. Количество судов резко выросло, что добавило нервозности ночным вахтенным, так как приходилось одновременно «вести» по 5−7 целей. Определять по огням тип судна и направление его движения не столь тривиально, как в тренажерах по МППСС. Поэтому каждая вахта вела наблюдения с особой тщательностью, записывая данные в судовой журнал, чтобы потом аккуратно передать всю информацию о текущей обстановке следующей смене.

В 2 часа ночи на горизонте мы засекли несколько крупных и ярких объектов, которые находились прямо по курсу. Мы долго не могли определить, что это было, но когда часа через полтора подошли ближе, выяснилось, что группа больших грузовых судов стоит на рейде порта Валетты. До Мальты оставалось не более двух часов хода.

Превалирующие ветры у берегов Мальты — северо-западный. Но время от времени (чаще зимой) случаются Грегале — северо-восточные ветры, которые нередко достигают силы 9−10 баллов и очень опасны для открытых этим ветрам двух больших заливов Валетты. 2 декабря 1989 года грегале стал причиной мощного шторма, из-за которого чуть было не сорвалась историческая встреча Горбачева и Буша (старшего), положившая конец «холодной войне».

В декабре 1989 года встреча президентов СССР и США должна была проходитьу берегов Мальты на двух военных кораблях — советском ракетоносце «Слава» и американском крейсере «Белкнап».Пассажирский теплоход «Максим Горький», ошвартованный у берега выполнял роль гостиницы для советской делегации. Из-замощного шторма переговоры в море стали невозможны и тогда встреча Буша и Горбачева состоялсь на теплоходе у пирса.
День шестой

Наша лодка подошла к Валетте в точном соответствии с расчетами капитана. Входя в гавань Марсамшетт с восходом солнца, мы почувствовали, что немного соскучились по суше. Для начала надо было подойти к определенному пирсу в марине Msida, чтобы пройти таможню. Встав на полчаса в указанном месте, капитан собрал наши документы и удалился в контору. Вернувшись, через пятнадцать минут, он сообщил, что все в порядке, и мы можем «переставиться» в нашу марину, место в которой он заблаговременно забронировал. Заглянув в паспорта, мы с некоторым разочарованием увидели, что там нет никаких штампов о пересечении границы. Переход в другую марину (на острове Мануэль) занял не более получаса, так что к восьми утра мы были уже «абсолютно свободны». В Валетте несколько больших марин, однако все они были заполнены лодками, пришедшими с разных сторон света. Поэтому, планируя остановку на Мальте особенно в летние месяцы необходимо заранее «забить» себе местечко.

По маринам Валетты мигрируют маленькие грузовички со свежими овощами и фруктами, так что пополнить запасы продовольствия довольно просто. У водителей этих грузовичков также можно купить прохладительные напитки. Это несколько дороже, чем в супермаркете, но зато с доставкой прямо на борт. Говорят, что также с грузовичка можно купить свежую курятину или крольчатину: возят курей и кроликов живьем, и по вашему желанию в момент сделают из них свежее мясо.

Мальта, вопреки ожиданиям, оставила впечатление выжженной земли, застроенной зданиями и сооружениями цвета выжженной земли. Береговая жизнь на островах разнообразна, но не это тема нашего рассказа. Скажу лишь, что летом здесь проходит множество различных фестивалей. В частности, во время нашего пребывания проходили фестиваль искусств и джазовый фестиваль. Интересно то, что к главной концертной сцене можно было подойти с моря и, встав на якорь, наслаждаться музыкой на борту своей яхты. Мы загорелись этой идеей, однако претворить ее в жизнь нам не удалось — большой концерт начинался в 8, а мы должны были покинуть Мальту не позднее 6−ти, иначе весь наш путевой график ломался.

День седьмой

Мы провели на Мальте полтора дня, наступило время продолжить путь. Изначально мы хотели обойти Сицилию с запада и уже потом, пройдя Мессинский пролив, вернуться в Ионическое море. Но от этого варианта пришлось отказаться. Северо-западный ветер до 15 узлов в Сицилийском проливе лишил нас этой возможности: если идти против ветра лавируясь, то это потребует намного больше времени, чем у нас есть, а идти против ветра под мотором нас совсем не привлекало. Итак решено: идем на север вдоль восточного побережья Сицилии. Наша задача — до вечера следующего дня максимально приблизиться к Мессинскому проливу. Где будет следующая остановка, решим по ходу дела.

Мы покидали Валетту, вновь уходя в бесконечную темноту, а город продолжать светиться огнями и взрываться фейерверками. Как только наша лодка вышла из-под мальтийского берега, северо-западный ветер усилился до 20 узлов, обеспечивая нам приличную скорость. Ветер продолжал крепчать и к 3 часам ночи достигал уже 27−30 узлов, так что до сицилийского берега бы добрались гораздо быстрее, чем планировали. С расветом мы, миновав Мальтийский канал, подошли к южной оконечности Сицилии. Берег прикрыл нас от ветра, и наша скорость упала. К 5 утра подошли к Сиракузе. Посмотрев на город издалека, мы  задали себе вопрос: «Ну и что мы будем делать в Сиракузе в 5 утра?» И не найдя аргументов «за», мы решили идти дальше. Решили, что остановимся в Таормине — это и от Мессины недалеко и место приятное.

День восьмой

К Таормине мы подошли к 3 часам дня. Сам город расположен на высоком берегу с прекрасным видом  на Этну. Мы вошли в круглую бухту Джардини и вcтали на якорь под высоким берегом, на котором расположен город Таормина. Однако это место не удовлетворило капитана: ветер и волнение не делали стоянку безопасной, и он принял решение поискать место в какой-нибудь марине поблизости. Далеко идти не пришлось, на противоположной стороне этого же залива мы обнаружили подходящие причалы, где были свободные места. Швартовка в довольно стесненных условиях при ветре около 17 узлов не была простой, но благодаря опыту капитана и слаженным действиям команды, Perseus благополучно занял свое место у причала. Мариной это место в общем-то называть не стоит, да и в пайлоте оно не указано. Два причала построены в акватории рыбацкого порта, а два года назад их здесь не было и в помине.

Закончив все дела на борту, и оказав соседям помощь при швартовке, экипаж устремился в город на гору, в надежде успеть посетить амфитеатр Таормины, где естественной декорацией является пейзаж с дымящей Этной. Но, увы, амфитеатр открыт для посетителей лишь до 17 часов. Что ж, с большим удовольствием побродив по улочкам, поужинав в одном из многочисленных ресторанов и испив настоящего сицилийского кофе, мы вернулись в нашу мини-марину. При входе на причал нас встретил немолодой сотрудник, который выставил нам счет за постой. После того, как мы расплатились ( а стоянка в этой мини-марине обошлась нам в 75 евро), он отпер металлическую калитку, пропуская нас, и с гордым видом сообщил, что причалы охраняются, так что мы можем спать спокойно.

День девятый

В 4 утра Perseus взял курс на Мессину. Мы должны подойти к Мессинскому проливу не позднее 9 часов утра, так как к этому времени, по расчетам капитана течение в проливе становилось для нас попутным. Это очень важный момент, так как для яхты идущей со скоростью 5−6 узлов, наличие встречного течения с такой же скоростью делает преодоление пролива практически невозможным. Мы вошли в широкую часть пролива около 9 часов — навстречу нам из пролива выходила небольшая  яхта, которая шла под стакселем. На палубе копошились особи женского пола в ночных рубашках в цветочек и тапочках в виде плюшевых зверей. Создалось впечатление, что они только что проснулись, но, скорее всего, это не так. Слева по борту остался город Мессина, а пролив становился все уже.

Вообще Мессинский пролив считается трудным и навигационно опасным районом плавания, особенно для малых судов и яхт.

Во-первых, это связано с наличием приливно-отливных течений, которые меняют направление 4 раза в сутки. В периоды сизигии скорость течений может достигать 5 узлов. Наиболее выражены эти течения в самой узкой части пролива между мысами Пеццо и Пелоро. При обычных погодных условиях северное течение (местное название — montante) начинается приблизительно за 1час 45 минут до наступления высокой воды в Гибралтаре. Южное течение (scandente) начинается примерно через 4 часа после наступления высокой воды в Гибралтаре (это время расчета для мыса Пеццо). В момент смены направления течения образуются приливные потоки (местное название tagli), которые могут образовывать большие водяные воронки (bastardi), особенно опасные для маленьких яхт.

Во-вторых, сильный ветер может в зависимости от направления сокращать или увеличивать длительность течения в данном направлении и создавать специфическое волнение, образуя мощные круговороты.

В-третьих, Тирренское море более теплое и менее соленое чем Ионическое, и эта разница в плотности порождает северное глубинное и южное поверхностное течения, которые добавляют водам пролива турбулентности и осложняют и без того непростую обстановку.

В-четвертых, Мессинский пролив (его ширина в самом узком месте не превышает 2 миль) — район с плотным судовым движением. В год через пролив проходит около 15 тыс судов и совершается около 160 тыс паромных рейсов. При этом система регулирования движения в проливе пока не работает. Таким образом, при прохождении пролива резко повышается опасность столкновения судов.

На попутном течении мы довольно быстро прошли пролив, уворачиваясь от быстроходных паромов. Водовороты со специфическим волнением тоже видели. «Ну что, искупаться никто не желает?» — с ухмылкой спросил капитан. Но купаться почему-то никто не хотел.

Выйдя из пролива, мы взяли курс на Липарские (Эольские) острова. Бавалые яхтсмены называют эти острова Эоловым треугольником, по аналогии с Бермудским. Это связано с тем, что здесь случаются непредсказуемые и очень сильные штормы, которые для мореплавателей на небольших яхтах нередко оканчиваются трагически.

Миф о Сцилле и Харибде — двух чудовищах, живущих на разных сторонах Мессинского пролива и топящих проплывающие мимо корабли — в далекие века наводил на моряков ужас. Современный мир считает, что тайна древнего мифа раскрыта, а прототипы чудовищ известны. Сцилла — скалистый мыс в северной части пролива. Харибда — мощные водовороты, образуемые меняющими направление  течениями. В то же время это место — одно из самых сейсмически активных в средизмном море. За последние 200 лет эта местность пережила не одно разрушительное землетрясение и моретрясение, которые повлияли не только на рельеф берегов, но и пролива.

Мессинский пролив район миграции рыбы-меч. Ловля этого морского деликатеса отличается от промысла других видов рыб. Для охоты за этой вкусной рыбой применяется специального вида судно: оно имеет высокую мачту, а к носу судна приделана длиная конструкция, что-то вроде бушприта. Наверху сидит капитан и направляет судно туда, где видит рыбу. Рыба-мечь любит поспать поспать прямо у поверхности воды, поэтому ее видно издалека. Рыба спит чутко, приближающийся корпус судна ее непременно разбудит. А человек с гарпуном, сидящий на конце «бушприта» остаенется рыбой незамеченным.

Выйдя в Тирренское море мы сразу ощутили зыбь в 1,5−2 метра идущую с запада. Ветер наличествовал, но был очень слабый, он почти не помогал нашей лодке выгребать против волны, поэтому пришлось вновь задействовать мотор.  Четкого плана у нас не было. Мы собирались подойти к островам и уже там определиться со стоянкой. Часам к шести мы подошли к острову Вулкано. Небольшая бухта оказалась полна разнообразных судов, часть из которых стояла на якоре, часть маневрировала. В воздухе отчетливо пахло сероводородом. Покрутившись у Вулкано и не найдя правильного места, мы приняли решение уйти дальше. Следующим был остров Липари. Это самый большой и самый населенный из островов. Большая часть жителей острова проживает на восточном берегу в городе Липари. Сделав кружок по небльшому заливу, мы вновь обнаружили дефицит места. Заприметив местечко у пирса неподалеку от пристани быстроходных паромов, мы решили, что можем туда встать. Место, конечно, не было идеальным — паромы создавали большую волну, да и к ветру с моря пирс был открыт. Но поскольку в соответствии с нашим графиком мы длжны были покинуть Липари не позднее двух ночи, этими неудобствовами можно было пренебречь. Как только мы приблизились к пирсу с понятными намерениями, как на маленькой моторке к нам подскочили 2 молодых человека, которые со свойственно итальянцам манерой размахивать руками, начали что-то кричать. Из множества слов удалось понять, что стоянка стоит 10 евро. «Ну, хорошо», — ответили мы, продолжая приготовления к швартовке. «10 евро за каждый метр лодки!» — донеслось до нас. Такого мы и вправду не ожидали. 170 евро за стоянку у открытого волне и ветру пирса, без воды и электричества — такая цена показалось нам слишком неадекватной. Мы тут же спрятали швартовы и отойдя на несколько сот метров встали на якорь бесплатно.

День десятый

Ровно в 2 часа ночи мы снялись с якоря. Расчет капитана был предельно точен: к 5−30 утра мы подходим к Стромболи, полчаса, максимум час любуемся его извержением в предрассветных сумерках, а затем идем в сторону Мессинского пролива, чтобы успеть к 11 утра, когда для нас начнется попутное течение.

Часа через полтора мы вышли в район необитаемого острова Панареа, который оставался справа по борту. Надо отметить, что в этом районе моря мы неожиданно для себя обнаружили довольно сильное восточное течение. На картах и в лоциях оно отмечено не было. Обходя Панарею с запада мы заметили, что лодку заметно сносит в сторону острова. Как только мы миновали этот остров, прямо по курсу где-то на горизонте стали заметны красные вспышки. Это был он — Стромболи. Являясь старейшим маяком в мире, этот постоянно действующий вулкан еще со времен Одиссея помогал мореходам находить путь к Мессинскому проливу. В отличие от Этны или Везувия Стромболи «работает» каждый день, каждый час, извергая небольшие порции лавы, которая тонкими огненными струйками спускается в море. Именно это незабываемое зрелище мы и надеялись увидеть, подойдя к Стромболи.

К рассвету мы подошли к острову и легли в дрейф, выбрав, как нам казалось, самое хорошее место для обзора. Вахтенные разбудили остальных членов команды, и все мы принялись внимательно смотреть на вулкан. Но, увы, прошел час, полтора, но ничего не происходило. Нас поджимало время, а Стромболи извергаться отказывался. Мы начали движение в сторону Мессины. Близился час восхода, а самые стойкие из нас все еще продолжали на что-то надеяться, не отводя глаз от удаляющегося острова. Сделать такой крюк только ради Стромболи и не увидеть ничего — было очень обидно!

К Мессинскому проливу мы подошли вовремя. Второй проход пролива показался нам не менее простым, чем первым. Те же водовороты и множество судов. Ионическое море встретило нас хорошим ветром. Выйдя из Мессины мы пошли вдоль юго-восточного побережья Калабрии. Для ночевки мы присмотрели небольшую марину в местечке Рочелла Ионика (где-то в середине «подошвы»). Сюда мы пришли уже затемно, подошли поближе к берегу, чтобы определить место входа в марину. Однако нас ждало разочарование — огней «ворот» марины мы не обнаружили. Странно, марина не является новой и указана в хайкелевском пайлоте. Покрутившись на этом месте с полчаса и не обнаружив внятных огней, мы поняли, что выбора нет, и надо идти дальше.

Южное побережье Италии не изобилует маринами, так что до следующей стоянки нам предстояло плыть как минимум ночь. Впереди был залив Скуиллаче (squillace по-итальянски свистящий, звенящий). Часто по ночам здесь наблюдаются сильные стоковые ветры. Они появляются внезапно и часто имеют силу 6−7 баллов.

Большую часть ночи наша лодка шла спокойно под парусами, ветер не превышал 10−12 узлов. Ровно в 4 часа ветер усилился до 25 узлов, как будто где-то на берегу включили огромный вентилятор. А в течение еще каких-нибудь 10 минут скорость ветра достигла 30−33 узлов. На короткой волне нашу лодку стало подбрасывать, и в один из таких моментов с крепления шлюпобалки сорвало тузик. Несмотря на то, что крепление тузика мы заблаговременно подстраховали дополнительными веревками, ситуацию это не спасало — то, что работает и удобно при спокойной погоде, оказалось очень неудобным в условиях волны и достаточно сильного ветра. За короткий промежуток времени тузик срывало несколько раз. В последующие дни мы стали уделять гораздо больше внимания страховке крепления тузика.  К 7 утра ветер стих, а до намеченной цели оставалось еще 4−5 часов хода. На подходе к Кротоне мы прошли мимо 4 газовых платформ, которые являются своеобразными навигационными достопримечательностями этого места.

День одиннадцатый

Городок Кротоне встретил нас полупустой гаванью и запахом рыбы. И хотя все мы не спали большую часть ночи, никто не отказался от прогулки по городу. Город оказался довольно обшарпанным, но не безынтересным. Следов античности в Кротоне, правда, не осталось, зато хорошо сохранилась крепость построенная в 16−м веке одним из испанских королей. Сегодня Кротоне — промышленный город, без какого-либо туристического налета, что, впрочем, делает пребывание здесь особенно запоминающимся. Местные жители практически не говорят по-английски, а поужинать можно только после 9−ти часов вечера.

В 10 вечера мы покинули Кротоне, чтобы на следующее утро прийти на «каблук». Ночью мы благополучно миновали залив Таранто, подгоняемые свежим ветерком, и пройдя практически всю дистанцию под парусами. К утру мы с новыми силами могли осматривать новые территории.

День двенадцатый

Мы пришвартовались в удобной и красивой марине в городке Санта-Мария-ди-Леука, это новый локальный и быстрорастущий курорт. В отличие от Кротоне здесь все напоминает об отдыхе. Одна из главных достопримечательностей — построенная Муссоллини стелла, символизирующая южные ворота Италии, а новый порт — созданное с пониманием красоты сооружение.

Это — наша последняя стоянка на итальянском берегу. В ночь мы отправляемся назад на Корфу, куда должны прийти не позднее завтрашнего дня. Уходим из порта засветло и решаем немного исследовать берега. Двумя милями севернее наблюдаем народную забаву — смельчаки прыгают в море с моста, его высота примерно 60 метров. Купаемся в море и начинаем путь к греческим островам.

Ночь прошла спокойно. Встретили несколько яхт и два среднего размера пассажирских судна.

День тринадцатый

Ранним утром мы пришли на Корфу, но с западной стороны. У нас в запасе был еще полдня. Это время мы провели, неторопливо огибая остров с севера, рассматривая в бинокль албанский берег и купаясь в живописных бухточках. К четырем часам дня, преодолев столпотворение у заправочной станции, мы пришвартовались там же, где две недели назад и начали свое плавание. Позади остались 1200 миль пути и много новых впечатлений.

Яндекс.Метрика